Орская эвтаназия
Митинг в Орске 28 сентября. Фото: Orsk.ru, Павел Сайгадак.

Митинг в Орске 28 сентября. Фото: Orsk.ru, Павел Сайгадак.

Из-за того, что Южно-Уральский никелевый комбинат законсервировали, около 2 тыс. человек потеряли работу

В промышленном центре Оренбуржья идут массовые сокращения. Временно приостановил работу убойный цех Орского мясокомбината. «Уралсталь» сократила численность сотрудников примерно на 1,5 тыс. человек. Прекратил свою деятельность Южно-уральский никелевый комбинат.

«Чем нам кормить детей?»

Орчане предъявили претензии к власти. Все еще надеясь на положительные перемены и рассчитывая на поддержку со стороны администрации, люди вышли на улицы 28 сентября. С плакатами «Орск против безработицы!», «Тебя хотят уволить? Не молчи!», «Власть! Чем нам кормить своих детей?» и «Верните нам работу!» прошли по проспекту Ленина от площади Шевченко до Комсомольской площади, скандируя «Франц, Берг, выходи!» (Виктор Франц — глава города Орска, Юрий Берг — губернатор Оренбургской области. — Примеч. авт.).

Проблемы Орска — это и крайне тяжелая экономическая обстановка, и безработица, и низкий уровень доходов у населения, и разрушающаяся инфраструктура. Орчане видят для себя пока лишь один выход из кризисной ситуации — уезжать. Лариса Солонникова, воспитатель детского сада, уже приготовилась упаковывать вещи:

– И все, кого я знаю: молодые специалисты, энергичные, перспективные — никто свою жизнь с этим городом не связывает и надежд на лучшее не питает. Никто не хочет оставаться в Орске.

Всероссийская перепись населения показывает: в период с 2002 по 2010 количество жителей сократилось на 11 тыс. человек, с 2010 по 1 января 2013 Орск потерял еще 4 тыс. горожан. По последним данным, в Орске сейчас проживают немногим более 236 тыс. человек.

О том, что с закрытием Южно-Уральского никелевого комбината и других предприятий в Орске складывается крайне негативная ситуация, давно говорили и областные депутаты. Андрей Рейзлер приводил свои аргументы на одном из очередных заседаний Законодательного собрания. Он сообщал, что в городе отмечается рост безработицы и, как следствие — преступности.

– Мы изучили отчеты руководства УМВД области. За три месяца сразу после закрытия комбината уровень преступности в Орске вырос в два раза по сравнению с прошлым годом! Причина одна — массовые сокращения. Год назад я лично разговаривал с министрами, они меня клятвенно заверили, что вопрос решен — предприятие будет работать, — сообщил корреспонденту РП Андрей Рейзлер. — Единственное, там уволят лишь тех, у кого пенсионный возраст. Хотя я в этом тогда усомнился. Через два месяца предприятие закрылось.

"Южно-Уральский никелевый комбинат" (ЮУНК) — крупное предприятие цветной металлургии, доля которого в мировом производстве никеля составляет более 1%. Он входит в состав компании Oriel Resources Ltd., в рамках которой консолидированы все ферросплавные предприятия «Мечела». Производство остановили, оборудование законсервировали и объявили о продаже промышленного гиганта. На предприятии трудились около 3 тыс. человек. Для Орска предприятие значило очень много.

– Кому-то может показаться, что это вещи несравнимые, но представьте, что в Оренбурге «Газпром» закроется и всех работников уволят, — говорит Вячеслав Занозин, житель Орска. — Для нашего города Южно-Уральский никелевый комбинат имел огромное значение. Я общаюсь со множеством людей ежедневно. Многие считают, что закрытие ЮУНК — это слишком серьезный удар, скорее всего город от этого уже не оправится. Вряд ли власти смогут что-то реальное сделать для спасения. Да и сомневаюсь, что смогут найти покупателя. Кому захочется приобретать нерентабельное производство?

По словам депутата Андрея Рейзлера, в связи с запуском новой доменной печи около 1,5 тыс. человек сократили и на предприятии ОАО «Уральская сталь» в городе Новотроицке, что в 17 км от Орска. Это восьмое по величине российское предприятие по производству стали и готовой продукции, а также лидирующий производитель толстолистового проката, полосовой стали и трубной заготовки в России. Его считают крупнейшим на Южном Урале.

– Новотроицк и Орск — два города, практически связанные пуповиной. Есть орчане, которые ездят в Новотроицк на работу и наоборот, — говорит депутат.

Северная вахта как спасение

Руководство ОАО «Мечел» объясняет свое решение об остановке производства на ЮУНК тем, что на мировом рынке никеля длительное время складываются негативные тенденции. Производство убыточное и благоприятных прогнозов пока нет.

ОАО «ЮУНК», заключив многостороннее соглашение с правительством Оренбургской области, Администрацией города, ОАО «Мечел», руководством и профсоюзным комитетом комбината, взял на себя ряд обязательств по поддержке и трудоустройству уволенных сотрудников.

По условиям договора правительство области и администрация города Орска на себя взяли обязательство трудоустроить 500 человек.

Предприятия группы «Мечел» должны будут принять к себе до 1,5 тыс. сотрудников. Орчанам предложили переехать в Челябинск или в Якутию. На «Челябинском металлургическом комбинате» и помольно-смесительном комплексе по производству цемента «Мечел-материалы» есть 750 вакансий. Республика Саха (Якутия) готова предоставить рабочие места 650 новым работникам на «Эльгинском угольном комплексе». Также людям обещаны выплаты, соответствующие среднемесячному заработку, в течение пяти месяцев после увольнения. А матерям-одиночкам — дополнительную денежную компенсацию в размере 50 тыс. рублей.

Поверив обещаниям бывшего работодателя, некоторые отважились съездить и ознакомиться с условиями.

– Попытки были у людей — поехать. Уезжали. Но возвращались недовольные, — рассказал корреспонденту РП председатель орского городского профсоюза наемных работников Константин Ботузов. — Есть некоторые условия, которые заведомо невыполнимы. Многие еще переваривают информацию, пока есть возможность на среднем заработке сидеть. Максимум три месяца у них осталось.

В качестве обещанного временного жилья в Челябинске — общежитие, в которое предлагалось заселяться без семей. А в Якутии проживать пришлось бы, вероятно,в условиях крайней удаленности от жилых мест и отсутствия жизнеобеспечивающей инфраструктуры — в вахтовом поселке. Месторождение расположено в юго-восточной части Якутии, в 415 км к востоку от города Нерюнгри и на 350 км севернее станции Улак Байкало-Амурской магистрали, в центральной части Токинского угленосного района.

Не верит председатель городского профсоюза в эффективность подписанного соглашения, считая, что за неисполнение прописанных в нем условий никто никакой ответственности нести не будет. Не одобряет он подписание первоначального соглашения о высвобождении работников:

– Я, со своей стороны, считаю, что это делать было недопустимо на тот момент. Не ввязаться в борьбу — уже проиграть. Надо было костьми ложиться работникам комбината. Все рассчитывали на обещания со стороны правительства, что ведутся переговоры и вот-вот найдется покупатель. Но, к сожалению, как они сейчас говорят, — переговоры затянулись. Факт остается фактом — ЮУНКа больше не существует и трудового коллектива тоже — люди уже за воротами.

Бросать все и уезжать тоже не просто — цены на жилье в Орске в настоящее время значительно снизились. Соответственно, продав что-то здесь, купить на эти деньги нормальное жилье в другом городе практически нереально.

– Постоянно вливать областные и федеральные средства в те предприятия, которые не рентабельны, невозможно, — считает Андрей Рейзлер. — Надо помогать людям переселятся в другие города. Помогать финансово. Если в городе есть работа, если город развивается — жизнь в нем и дальше будет меняться к лучшему. Если в городе нет работы, если там процветает преступность, если там плохая экологическая обстановка, то сколько бы ты туда ни вкладывал — рано или поздно он все равно станет бесперспективным. Все, конечно же, не уедут. Останутся те, кому там комфортно, у кого есть работа и те, кто вообще никому не нужен.

Городу требуется новый завод

Найти работу в Орске выброшенным за борт сотрудникам ЮУНКа будет сложно.

– Тем более — по профилю. Это же все-таки металлургия, — говорит Константин Ботузов. — Альтернативы нет. Сейчас лихорадит такого же гиганта, как ЮУНК, в Новотроицке — «Уралсталь». Там у них тоже идет сокращение. Люди пачками уезжают отсюда. Особенно молодежь — едва оканчивают школу или колледж и быстро уезжают из Орска. Срываются и уезжают семьями те, кто прожил здесь всю жизнь. Потому что просто невозможно стало. Но мы еще надеемся. И мы требуем. Нам нужны реальные изменения.

После состоявшегося митинга в восточную столицу Оренбуржья прилетал глава региона Юрий Берг. Дал понять людям, что власть их слышит и что предпримет действия для решения образовавшихся проблем.

– Мы пообщались, но на этом все не закончится. У нас накипело, наболело. Мы будем дожимать власть, — подытожил Константин Ботузов. — Других вариантов у нас нет.

Какие программы по выходу города из кризиса могут быть у Орска? Андрей Рейзлер считает, что городу нужен новый завод:

– Уезжает как раз средняя прослойка, самая активная и развитая. Чтобы это остановить, надо средства вкладывать. Но скорее всего не в эти предприятия, а что-то строить новое. И желательно, чтобы это была не добыча каких-то ископаемых, а делать ставку на перерабатывающие и инновационные производства. А у нас же все в Москве — Сколково, например. И все рвутся туда. Мне кажется, это не совсем правильная политика. Вот в таких городах, как Орск, надо ставить производство, которое бы спасло эти города и жителей.

Читайте в рубрике «Титульная страница» Об «убийцах» Дмитрия Марьянова и Константина СарсанииСмерть знаменитого актера и футбольного функционера вызвала вопросы Об «убийцах» Дмитрия Марьянова и Константина Сарсании

Комментарии

Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.
Интересное в интернете
Анализ событий России и мира
Подпишитесь на «Русскую планету» в социальных сетях и читайте статьи экспертов
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!
Станьте нашим читателем,
сделайте жизнь интереснее!
Помимо актуальной повестки дня, мы также публикуем:
аналитику, обзоры, интервью, исторические исследования.
личный кабинет
Спасибо, я уже читаю «Русскую Планету»