«Об этом — никому!»
«Об этом — никому!»

В Оренбурге чиновники провели «день открытых дверей»

В Оренбургской области 12 декабря прошел всероссийский день приема граждан. В администрации и Минздраве с 8.00 до 20.00 представители власти встречались с горожанами и пытались решить их проблемы.

«Что нужно конкретно?»

В администрацию города еду в такси. Водитель про день открытых дверей не слышал. Узнал от меня и очень заинтересовался. Да что говорить? Информационное сопровождение было слабым. Мне лично рассказал о предстоящем мероприятии один знакомый чиновник, накануне вечером. Еще и добавил: «Но об этом — никому».

В Дом советов вхожу без пропуска. Столпотворение только у входа, больше за счет журналистов. Ждем. Прямо передо мной сидит молодая мама с ребенком. Он проснулся и не капризничает. Мама — круглая сирота, никак не может получить гарантированное государством жилье. Все суды прошла и выиграла. А квартиры нет. Рядом женщина в розовом берете. Взгляд у нее измученный. У нее ребенок-инвалид, ему требуется лечение, которое могут предоставить лишь в областном центре да в Москве. Сама из района, вынуждена снимать угол в Оренбурге. Обе посетительницы ждут приема у вице-губернатора, зампредседателя правительства области по социальной политике, Павла Самсонова.

Молодую мать пропускают вне очереди.

– С июля месяца есть постановление судебных приставов. Но все как встало на мертвую точку, так и стоит, — рассказывает Катя вице-губернатору. — Администрация присылает бумажки, что у них нет бюджета. И все. Ждите.

По словам Екатерины, власти пытались оспорить решение суда. Девушка подавала иски в октябре и должна попасть в программу социального найма. Но на нее бюджетного финансирования больше не планируется. Павел Самсонов терпеливо объясняет:

– Оренбург ведет строительство жилья для сирот. В первом квартале 2014 года вы получите квартиру. На эти цели в областном бюджете предусмотрены средства.

Катя, накормленная обещаниями вдоволь, все же уточняет:

– Когда я звонила судебным приставам, они сначала говорили, что в декабре жилье предоставят. Потом сказали, что сроки им неизвестны. Потому что в 2013–2014 году будет расселение по решениям суда от 2012 года. А у нас решение от 2013!

– Я еще раз Вам повторяю, — спокойно отвечает Павел Самсонов. — В первом квартале 2014 года у Вас будет жилье.

– То есть, это уже точно?

– Да. Я Вам еще письменно свое подтверждение дам. Хорошо?

Следующей в кабинет заходит женщина в берете. На сером фоне стен и людей — розовое пятно. Ее зовут Надежда.

– Я живу в Оренбурге, а прописана в Илекском районе. Воспитываю ребенка-инвалида одна с 2002 года, — дрожащим голосом начинает она свой рассказ. — С мужем развелась, потому что он — пьяница. У дочери артрит всех суставов. Ей 14 лет. Много лет уже лечимся в Оренбурге, улучшений нет. С 2011 года регулярно ездят в Москву на лечение. Собственного жилья у нас нет. Но стоим в учете на получение квартиры от государства.

В ходе разговора выясняется, что бабушка, со стороны папы, оформила на внучку дарственную на половину дома. А по российским законам право на получение жилья возникает лишь в том случае, когда метраж и условия оформленного в собственность не дотягивают до установленного минимума. Даже если оно фигурирует лишь на бумаге.

– Насколько я помню, в Илеке норма —10 квадратных метров на человека, — говорит Павел Самсонов. — Вот если оно меньше, тогда возникает право на обеспечение жильем. Но это мы уточним. Вы обращались в местные органы власти, чтобы вас признали как нуждающихся?

– Да-да, обращались. Нас поставили на очередь. Последний раз я подавала документы 18 октября 2011 года.

Оказалось, что Надежда имеет право на получение жилья вне очереди, так как воспитывает ребенка-инвалида. Вице-губернатор просит помощников связать его с главой Илекского района Владимиром Карпенко.

– Давайте наберем Карпенко? Добрый день, Владимир Владимирович, — приветствует Павел Самсонов главу района. — Вам знакома фамилия Пукало? Семья эта стоит у вас на очереди на жилье?

– Да, стоит, — ответил голос в трубке.

– Ладно, хорошо, понятно, — Самсонов кладет трубку.

Владимир Карпенко подтвердил, что женщина признана как нуждающаяся в жилье и относится к льготной категории.

– Но вы-то ставите вопрос о предоставлении жилья в Оренбурге? — Уточняет вице-губернатор у посетительницы. — Чтобы получить жилье в городе Оренбурге, нужно иметь здесь прописку и встать на очередь здесь. А это разные муниципалитеты совершенно. Что касается Илека — я еще раз проверю, и письменный ответ Вам дам. А что касается Оренбурга — это надо быть жителем Оренбурга, чтобы права свои заявлять.

– Ну, вот куда мне обратиться? Ребенок с таким заболеванием…

– Вот конкретно по ребенку, что нужно? — чуть ли не выпытывает вице-губернатор.

По лечению у Надежды претензий нет.

– Мы снимаем частный дом, вода только холодная. Я ребенка купаю в тазике. В баню я ее водить не могу, потому что она сидит на таких препаратах. В Заживном дом разваливается уже…

– Мы обследуем ваши условия, посмотрим в каком состоянии дом в Заживном. Посмотрим, чем вам можно помочь.

Надежда уходит. Догнала ее на лестнице. Спросила, что она думает по поводу прошедшей встречи? Не верит, что ей помогут. Устала.

Разговор с министром

В Минздраве коридоры пусты. Говорят, что все посетители уже ушли. Но и у меня самой есть вопросы к министру.

Тамара Семивеличенко встречает нас в небольшом тесноватом кабинете.

– В нашей детской поликлинике нет участкового врача. Эта проблема может быть решена? — спрашиваю я.

– Наверное, только тогда, когда поднимется престиж врачебной профессии. Мы со своей стороны сделали, что могли. Оплату обеспечили. С детскими врачами сейчас очень трудно. В этом году из всех выпускников в педиатрию пошли работать лишь четыре человека! Еще труднее с врачами-неонатологами.

– А вообще, сколько выпускников возвращается за дипломами?

– В этом году намного лучше — порядка 60% пошли работать по специальности. По сравнению с прошлым годом, когда из всего выпуска лишь 40% стали врачами, это очень хороший результат.

Задаю больной вопрос о прививках:

– Моей дочке скоро нужно будет делать прививку от гепатита В, а я боюсь.

– Вы знаете, я вас призываю как врач, и как мама, и как бабушка — не бойтесь! Я прививаю своих внуков. Дело в том, что это страшное заболевание. Даже если и будут какие-то незначительные осложнения — это не идет в сравнение с шансом заболеть. И вопрос не в том, насколько дорого лекарство от этого заболевания, а как изнурительно проходит лечение. Вы не избежите стоматологии — это уж точно. А, к сожалению, одноразовых инструментов в стоматологии очень мало. Их просто не делают.

Еще один вопрос так и вертится на языке:

– Почему в Оренбурге только одна аптека, где можно получить бесплатное детское питание льготникам?

– Государственных же нет аптек. А частники за обслуживание берут столько, что нам бы пришлось лишить часть детей этого питания. Нам просто не хватит денег.

– А почему бы не выдавать его прямо в поликлиниках? — не унимаюсь я.

– Чем больше рассредоточено точек по городу, тем труднее отследить материальную ответственность за это, — Тамара Семивеличенко выражает опасения, что народ снова истолкует по-своему: «Они там чай пьют с детским питанием, а нам не досталось». — Может быть, аппетиты негосударственных учреждений уменьшатся. Сейчас ведется учет всех детей по компьютерной базе. И если передавать распределение детского питания в поликлиники, то надо будет создавать филиальную сеть, компьютерную программу. 

Читайте в рубрике «Титульная страница» Киркоров, Басков или Галкин. Кто первым совершит каминг-аут?Существует ли в России «гей-лобби»? Факты. Оценки эксперта Киркоров, Басков или Галкин. Кто первым совершит каминг-аут?

Комментарии

Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.
Интересное в интернете
Не пропустите лучшие материалы!
Подпишитесь на «Русскую планету» в социальных сетях
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!
Станьте нашим читателем,
сделайте жизнь интереснее!
Помимо актуальной повестки дня, мы также публикуем:
аналитику, обзоры, интервью, исторические исследования.
личный кабинет
Спасибо, я уже читаю «Русскую Планету»