«Вы задумывались над тем, что чувствует эта женщина?»
Емкость с жидким азотом, в которой хранятся стволовые клетки. Фото: Наталья Русинова.

Емкость с жидким азотом, в которой хранятся стволовые клетки. Фото: Наталья Русинова.

Оренбургская областная станция переливания стала лучшей в мире

Оренбургская областная станция переливания крови получила сертификат, подтверждающий ее мировое первенство. 18 мая в Оренбурге прошла акция «Здоровый донор — здоровая Россия», в рамках которой был установлен мировой рекорд. Больше 7 тыс. человек, одетых в красное, выстроились в форме огромной капли крови. Событие зафиксировано специальной комиссией и занесено в Книгу Гиннесса. На участие в акции записались около 12 тыс. человек, но ради безопасности организаторам пришлось ограничиться меньшим числом участников. Говоря о рекорде, главный врач станции переливания крови Ринат Гильмутдинов кулаком в грудь не стучал, напротив — сказал, что это еще не предел и не повод для остановки.

— Наш рекорд — индикатор, — говорит врач. — Это форма пропаганды единения и патриотизма. Ведь донорство — это не только проявитель милосердия и гуманизма. Кто-нибудь задумывался, что за этим стоит? Это ведь индикатор нравственного здоровья общества. Если оно разлагается, если не созданы условия, кто пойдет в доноры? Кто? Рекорд Гиннесса — часть одной большой программы. И конечно дал свои результаты. К нам пришло 1300 доноров! Если бы двадцать пришло — я был бы рад. А тут — 1300! И это не просто доноры. Это молодые, активные, здоровые люди — как раз такие нам и нужны.

Гильмутдинову, будь он футбольным тренером, платили бы очень много. На своем поле он выиграл огромное число чемпионатов и кубков. Трижды был признан победителем в номинации «Лучший работодатель Оренбуржья по обеспечению безопасных условий и охраны труда». Указом президента РФ ему присвоено звание «Заслуженный врач России». Обладает наградой от президиума правления Российской медицинской ассоциации в виде памятного знака «Золотой значок РМА». Эту награду врачи получают за развитие в области Пироговского движения.

– Мы читали лекции в общеобразовательных школах. Вчерашние школьники, которым мы рассказывали о пользе и важности донорства, сегодня — наши доноры. Мы проводили статистику, выясняли, сколько человек из тех, с кем мы занимались, пришли к нам. Если бы пришли 2–3%, я бы сказал, что миссия выполнена. Но к нам вернулось гораздо больше. Я считаю, что нам удалось возродить донорство. В нашей акции «Живая капля» тогда, в мае, мы были готовы объединить весь Оренбург.

Проблемы донорства нет

– Вы когда-нибудь задумывались над тем, что чувствует мать, у которой в операционной лежит ребенок, которому срочно необходимо переливание крови? — говорит Ринат Гильмутдинов. — Оно необходимо именно сейчас. Не через час и не полчаса. А именно здесь и сейчас. Вы задумывались над тем, что чувствует эта женщина? Как она смотрит на мир в эти минуты? О чем она думает? Что она говорит Богу, чтобы тот ее услышал. Как она считает микроны секунд, именно в эту единицу измерения для нее превращается время. Как какие то одна–две минуты, которые для нас ничто (мы по мобильному дольше разговариваем), для нее превращаются в долгие часы. Это время надежды на чудо. Его может подарить только капля крови. Конечно, я утрирую — не капля, а миллилитры крови.

Став главным врачом ГБУЗ «ООСПК», Ринат Гильмутдинов прежде всего реорганизовал работу учреждения. Он настоял на безвозмездном донорстве сотрудников станции переливания еще до принятия Федерального закона «О донорстве крови и ее компонентов». Откликнулись многие. По словам Гильмутдинова, сейчас у них все доноры соглашаются работать бесплатно.

По инициативе Гильмутдинова для станции было приобретено высокотехнологичное оборудование по заготовке стволовых клеток из пуповинной и плацентарной крови и их хранению.

– Наверное, если бы вы пришли семь лет назад, когда я только возглавил станцию переливания, вы бы увидели другую картину. Тогда мы пытались определить, в чем проблема донорства. На сегодняшний день она не существует. Семь лет назад у нас было до 36% отказа в гемокомпонентах. То есть лечебные учреждения их недополучали. Наша служба крови не могла обеспечивать все заявки. Тогда существовало еще 11 отделений переливания крови и две самостоятельные станции. Мы их объединили и сделали единую службу.

Станция идет к вам

По собственному проекту Гильмутдинов создал мобильный пункт забора и переработки крови. Сегодня его идея реализуется на федеральном уровне — мобильные пункты сбора крови появились во многих городах России.

– Не у всех есть возможность прийти на станцию, но есть огромное желание стать донором. Тогда станция идет к вам! Именно эта идея и легла в основу мобильного пункта забора и переработки крови. И очень приятно, что эту идею поддержали мои коллеги из других регионов. И вот вы уже видите, как такой же пункт, но уже на другом автобусе пришел к нам по федеральной программе. Конечно наш первенец нам роднее, но только потому, что сделан своими руками — мы ведь сами его собрали. Но, несмотря на это, что наш оренбургский, что федеральный мобильный пункт позволяет нам вести качественную работу в любом месте, будь это даже в поле. Для того чтобы развернуть работу, нам требуется 15–20 минут.

Сегодня на станции появились новейшие виды диагностики, отвечающие мировым стандартам.

– К нам на диагностику едут не только из России. Недавно приезжали из Казахстана. Их к нам направили из израильской клиники Шиба (Государственная больница им. Хаима Шиба в Израиле — ведущая клиника в мире. — Примеч. авт.) Мы были поражены, — говорит Гильмутдинов. — Мы ведь были в Израиле, видели какой там уровень, да и в России есть другие клиники, где могут провести подобную диагностику.

Решив вопрос с количеством, Ринат Гильмутдинов взялся за качество. Если семь лет назад через станцию переливания могли пройти до 60 тыс. доноров, то сейчас — около 25 тысяч. Значительно снизился процент брака — практически вся донорская кровь сохраняется.

– У меня показатели списания — 0,2%. В Москве не поверили, когда я выступал там с докладом. Очень важно, чтобы эффективно использовалась каждая капля. Запасов крови и ее компонентов у нас хватит на много лет вперед. Даже на случай катаклизмов, крупных аварий и техногенной катастрофы.

Внутри станции не сразу понимаешь, что находишься в больнице. Кафель, бахилы, белые халаты — есть все, кроме угнетающей обстановки, свойственной другим лечебным учреждениям. Ринат Гильмутдинов говорит, что применяет в работе навыки психотерапевта. Он проводит тренинги, способствующие созданию буквально домашней атмосферы. Коллектив то и дело устраивает костюмированные представления на улицах города, автомотопробеги, придумывает сценарии праздников. Медики пишут песни и сами же их исполняют. «Мы и фильмы свои снимаем!» — говорит Гильмутдинов.

– Эти акции, и «Автомотодонор» и «Помоги ребенку»… Как мы только ни называли их. Это не попытка обратить внимание к проблеме донорства. Мы ее уже давно решили.

Читайте в рубрике «Титульная страница» Киркоров, Басков или Галкин. Кто первым совершит каминг-аут?Существует ли в России «гей-лобби»? Факты. Оценки эксперта Киркоров, Басков или Галкин. Кто первым совершит каминг-аут?

Комментарии

Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.
Интересное в интернете
Читайте самое важное в вашей ленте
Подпишитесь на «Русскую планету» в социальных сетях и читайте наиболее актуальные материалы
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!
Станьте нашим читателем,
сделайте жизнь интереснее!
Помимо актуальной повестки дня, мы также публикуем:
аналитику, обзоры, интервью, исторические исследования.
личный кабинет
Спасибо, я уже читаю «Русскую Планету»