«Нужно просто уважать и любить их самому»
Валерий Николаевич и Нина Ивановна Левановские. Фото из семейного архива.

Валерий Николаевич и Нина Ивановна Левановские. Фото из семейного архива.

В Оренбургской области есть династия учителей, чей совместный педагогический стаж превышает 300 лет

И это лишь по самым скромным подсчетам, которые ведутся около столетия. Возможно, кто-то из потомков продолжит эту цепочку, сохранив традицию предков.

Людмила Тюдина — самая младшая из династии. Преподает русский язык и литературу в первой бугурусланской гимназии. Перед кем вопрос выбора профессии не стоял, так это перед ней. Она, правда, мечтала о сцене или журналистике, но мудрая рациональная мама-педагог смогла убедить, что профессия учителя заставит овладеть и актерским мастерством, и бойким пером, и ораторским искусством, и навыками организатора. С тех пор прошло 25 лет. Мама оказалась права. Стать прекрасным педагогом Людмиле не помешал даже тоненький голос, который совершенно невозможно представить громким, форсированным. Кричать она не умеет — даже если бы захотела. Но проблем с дисциплиной на ее уроках нет. Хотя возраст учеников — самый сложный: с 5 по 11 класс. И как ей это удается?

«Ты мой папа?»

Родоначальницей этой династии условно можно считать сестру родной пробабушки Людмилы Тюдиной — Веру Ивановну Кузнецову, которая преподавала в бугурусланской церковно-приходской школе. Учителем стала и ее дочь, но они очень давно уехали в Москву, и связь с той веткой семьи прервалась. Зато о судьбе своей бабушки по отцу — Антонины Асимовны Левановской — Людмила знает достаточно. В молодости она жила на Украине, в 1932 году окончила Харьковский пединститут, преподавала в сельской школе на западе республики химию и биологию. Была комсомолкой, потом вступила в партию. Вышла замуж за офицера, в семье родились трое детей, причем младшая — в июне 1941-го. Муж пропал без вести в первые же военные дни, а местные бандеровцы убили двух старших детей. С младенцем на руках Антонина бежала к родственникам в сторону Донецка — пробиралась на восток лесами да полями. Спасло ее только то, что, будучи биологом, хорошо разбиралась в растениях — умела отличать съедобные от несъедобных. Там, на новом месте она и встретила окончание войны. Однажды четырехлетняя дочка увязалась за проходившим через село солдатом, что возвращался с фронта домой: «Ты мой папа?». «Да, — вдруг ответил он, — а где мама?». Так Антонина обрела второго мужа, а ее дочь — нового отца. Через несколько лет глава семьи решил перевезти их к себе на родину, в Бугуруслан. К тому времени у Левановских было уже трое детей: две девочки и мальчик — будущий отец Людмилы, Валерий Николаевич. Самый яркий, по ее мнению, представитель династии — настоящий творец и художник.

А самая системная — это, безусловно, мама, Нина Ивановна. Ее родителей, этнических немцев, еще в подростковом возрасте переселили в Бугуруслан из Архангельской области в самом начале войны. Бабушка была очень способной, мечтала стать учителем, но в то время немцы в СССР не имели права на высшее образование. И ее мечту воплотили в жизнь три дочери — в том числе, мама Людмилы, а затем еще и две внучки.

– Мама с папой познакомились в педагогическом училище. Она была комсоргом, и ей поручили приглядывать за этим способным парнем, как бы не запустил учебу или не сбежал куда — в школе мужчин уже тогда не хватало, каждый был на вес золота. Потом они вместе учились в Оренбургском пединституте, на филологическом факультете. Но папина мама, узнав, что подруга сына немка, категорически воспротивилась их любви. Немцы для нее всю жизнь были крайне болезненной темой. Поэтому свадьбу сыграли тайно. Правда, потом бабушка смирилась с их решением и даже подружилась с мамой. Перед смертью сказала ей «спасибо за сына». Понимала, что ему, творческому человеку, очень нужна была в жизни опора.

Валерий Левановский был известен в Бугуруслане как неординарная личность. Работал в школе учителем музыки, рисования, черчения, ОБЖ. В колледже преподавал педагогику, был завучем. Пробовал себя в журналистике. Одно время даже работал директором театра. На уроках читал стихи, играл на гитаре, пел. Владел фортепиано, а любимым инструментом был баян. Ученики его обожали, а дочь, когда он вел занятия у их группы в колледже, забывала, что у доски ее отец. Однако в Советском Союзе знали и другого Левановского — активно издававшегося детского литератора, получившего рекомендацию для вступление в Союз писателей СССР от самой Агнии Барто! Его строчки есть даже в Антологии русской поэзии, изданной в Париже.

Людмила Тюдина. Фото из личного архива.

Учитель должен быть счастливым

Глава семьи очень хотел переехать в Москву, но супруга, будучи, как и положено носительнице германских кровей, человеком решительным и волевым, наложила вето на эту мечту. Отдушину Валерий Николаевич находил в переделкинском Доме творчества, куда брал порой и своих детей — Людмилу и ее старшего брата. Она навсегда запомнила, как у могилы Бориса Пастернака ежедневно, невзирая на погоду, толпились люди и читали стихи. С тех пор он стал ее любимым поэтом.

– Читать, к сожалению, сейчас практически некогда, — словно извиняясь, признается Людмила Валерьевна. — Правда, если вдруг выдается свободная минутка, предпочитаю взять что-то из духовно-философской литературы — Бердяева, Ильина, Соловьева. В ней нахожу ответы на очень многие жизненные вопросы.

– А легко ли убедить взять в руки книгу современного школьника? По-моему, это невозможно!

– Ну что вы! Они очень интересуются всем. Правда, я считаю, что, например, Достоевского и Пушкина в школе читать рановато. Я им так и говорю: пройдут годы, и вы совсем по-другому воспримете строчки «мороз и солнце, день чудесный!» Но уже сейчас им интересен Булгаков, поэты Серебряного века — Блок, Есенин, Маяковский, Гумилев. Особенно испытания, что послала им судьба в ту непростую эпоху, и с каким достоинством они их преодолевали. Любят литературу Распутина, Астафьева, особенно когда им читают вслух. На занятиях мы проводим и чтение по ролям, и сценирование, и уроки-концерты, и уроки-театры. Раньше, когда было темно на улице, читали при свечах — для атмосферы, но сейчас от них срабатывает сигнализация, да и на улице стало очень много иллюминации.

– И все же, мне кажется, прежнее поколение и читало больше, и с большим уважением относилось к учителям.

– Не согласна! Я училась в 80-е, и, по-моему, наше поколение относилось к учителям хуже. В ходу были какие-то клички, прозвища. Сейчас этого нет. Ученики улыбчивые, всегда поздороваются. Нет, мне сегодняшние дети нравятся больше. Они лучше нас, интереснее, свободнее! И анализируют, и глубоко мыслят, и больше знают.

Людмиле Валерьевне есть с чем сравнивать. Школа, по ее собственному признанию, с детских лет была даже не вторым, а первым ее домом! Старший брат — тот, что, окончив педагогический вуз, стал художником и сейчас преподает в московской детской изостудии — забирал ее из садика и приводил в школу, где их родители буквально дневали и ночевали. Порой Люде очень не хватало общения с ними — домашнего, вне школьных стен, такого, как в других семьях. Но их любовь к работе была сильнее. Зато, когда пришел ее черед заступить на учительскую вахту, дома уже все было готово к этому — богатая библиотека, методический материал и родители, к которым всегда можно прийти за советом.

Отца Людмилы Тюдиной не стало в 2011. Мама на пенсии. Но ее ученики по-прежнему звонят и пишут из разных стран и городов. Она — главный советчик дочери во всем, что касается профессии. Нина Ивановна — учитель от Бога. До сих пор, когда они появляется на сцене на каком-либо мероприятии, в зале сразу воцаряется тишина — так же, как когда-то на ее уроках. Строгая, но не жесткая, точная, педантичная, она как будто дополняла своего супруга, бывшего по натуре ее противоположностью.

– Мне повезло, ведь когда молодой учитель приходит в школу и ему никто не помогает, это страшно. От тебя сразу всем что-то нужно — и директору, и родителям, и ученикам. Столкнувшись с первыми трудностями, можно уйти из профессии навсегда. Обязательно нужен наставник. А еще очень важно, чтобы у учителя была семья, свои дети. Только тогда он будет лучше чувствовать чужих детей. Педагог должен быть счастливым: счастлив он — счастливы и его ученики.

У самой Людмилы Тюдиной трое сыновей. Старший уже студент, учится в Москве. Конечно, ей его не хватает. И главное для нее теперь — услышать его голос, по которому многое можно понять. Знать, чем живут ее дети, от чего страдают, чему радуются, что переживают — всегда было фундаментом их семейного благополучия.

– Главное — найти ребенку дело по душе и уважать чувство его собственного достоинства. И любить его. Чтобы он знал: родители всегда, что бы ни случилось, будут на его стороне. А если ребенок отдаляется от вас, нужно с ним разговаривать. Конечно, это требует времени, которого у современных родителей зачастую нет. И дети приходят к учителям. Я всегда их выслушиваю, какими бы простыми или пустяковыми ни показались их вопросы и проблемы. И пытаюсь помочь.

– Но что должен сделать учитель, чтобы дети его полюбили?

– Не надо стремиться к их любви. Нужно просто уважать и любить их самому.

Миссия невыполнима Далее в рубрике Миссия невыполнимаБывший миротворец ООН Сергей Саксонов рассказал о своих задачах, а также о том, как проходил геноцид в Руанде, где он нес службу Читайте в рубрике «Титульная страница» Владимир Путин. «Кто со мной? С кем идти?»Выборы-2018, в которых изъявил желание принять участие действующий глава государства, будут, де-факто, «безальтернативными» Владимир Путин.  «Кто со мной? С кем идти?»

Комментарии

Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.
Интересное в интернете
Анализ событий России и мира
Подпишитесь на «Русскую планету» в социальных сетях и читайте статьи экспертов
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!
Станьте нашим читателем,
сделайте жизнь интереснее!
Помимо актуальной повестки дня, мы также публикуем:
аналитику, обзоры, интервью, исторические исследования.
личный кабинет
Спасибо, я уже читаю «Русскую Планету»